Усадьба «Журавлиное»

Станислав Юлианович Жуковский

(1873, Ендриховцы, Гродненская губерния, Россия - 1944, близ Прушкува, Польша)

Станислав Жуковский. К отлёту. Журавли. 1902
К отлёту. Журавли. 1902
Для многих современных художников имя Станислава Юлиановича Жуковского является наглядным примером того, что и реальная жизнь художника, и его мечты, и сам процесс творчества могут быть и полно и изящно отражены словно в зеркале в результате живописного труда – в живописных полотнах Мастера.

Станислав Жуковский. Бессонная ночь. Светает. 1903
Станислав Жуковский. Бессонная ночь. Светает. 1903
Да, именно Мастером был Станислав Жуковский, выделяющийся даже из той великолепной плеяды живописцев 19-20 веков тем, что жил самой правдой искусства.

В его произведениях не было эффектных приёмов, гротекска, тяги к эстетству. И вместе с ними не было нарочитости, ощущения ремесла от творчества и какого-либо намёка на фальшь.

Станислав Жуковский. Былое. Комната старого дома. 1912
Станислав Жуковский. Былое. Комната старого дома. 1912
В литературе о С.Жуковском подчеркивается, что художником он стал вопреки воле своего отца, разжалованного дворянина, а также то, что имение Стара Воля Гродненской губернии Пружанского уезда, в котором жил какое-то время юный Станислав, было для его фамилии бывшим. Озлобленность отца и нежелание понять сына не стали препятствием для Станислава в обретении своей мечты стать живописцем, тем более, что рядом с его мечтой были сочувствие и воспоминания о своей изящной молодости его матери. Несомненно, её влияние на дальнейшую судьбу её сына было определяющим, хотя Станислав путь художника наметил для себя сам.

Станислав Жуковский, Апрельский вечер (Весна. Вечер), 1898г.
Станислав Жуковский, Апрельский вечер (Весна. Вечер), 1898г.
Для нас важно, что художник не просто вырвался в мир большого искусства из своей и не своей одновременно усадьбы и её обстановки, а то, что он не рвал незримых нитей с её особым миром. Эта память сохранилась в многочисленных образцах творчества С.Жуковского, от самых ранних зрелых произведений, до последних. Пейзажи родной природы стали темой ещё в годы учёбы в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где тогда преподавали такие известные мастера Сергей Коровин, Леонид Пастернак и Василий Поленов. Уже в этот период его работы «Усадьба», «Весенний вечер» (1896), «Весенняя вода» (1898) были экспонированы на XXIV (первая из них) и XXV (вторая), XXVI (последняя) выставках Товарищества передвижных художественных выставок.

Станислав Жуковский. В старом доме. Интерьер
Станислав Жуковский. В старом доме. Интерьер
Особенно важно участие другого педагога- пейзажиста Исаака Левитана. Как и Левитан Жуковский стал видным представителем лирического пейзажа. Жуковский не был лидером жанра, каковым по праву считался Левитан. Но он привнёс в него особые интонации. В его полотнах наряду с любовью к родине словно растворились мир и уют, мечты и печаль, красота и чувственность.

Станислав Жуковский. В старом доме.
Станислав Жуковский. В старом доме.
Наряду с пейзажем художник развивал и интерьерный жанр, и в нём также присутствовали те же качества. Особенно известны интерьеры великокняжеской усадьбы Брасово.

Художник жил своим миром и эта цельность сначала подняла его, сделав известным художником своего времени, а затем и оставила его за порогом времени. Признание С.Жуковского академиком Императорской академии художеств (1907) и художественной общественностью того времени сошло на нет. Активная художественная жизнь (автор был участником разных объединений) и желание поставить красоту на службу человеку новой эпохи разошлись с рвущим всё и вся революционным временем. Душевность и теплота в его произведениях были чужды требованиям нового мира. Умиротворённость в полотнах стала восприниматься как ностальгия по прошлому и сочувствие помещичьему укладу. Отъезд Жуковского в Польшу (1923) на время вернул художнику самого себя, но прежней радости творчества и успеха Жуковский уже не имел. Так и ушло бы имя мастера, если бы не живая сила его картин- неброских, но очаровательных по своей неброской эстетике, картин- где жизнь и искусство в неразрывной и правдивой связи.

Валерий Выборжанин